catcher in the rye (policeman) wrote,
catcher in the rye
policeman

по стеклам очков (глупые переживания)

Никто не знал, что человек, который стоит на остановке, ждал не троллейбуса. Вот уже который раз его день начинался здесь и заканчивался в скомканном кусочке черной ткани.
Когда она проходила мимо, тень касалась его туфлей и он улыбался, это было как волшебство. Ее отражение скользило по стеклам его неуклюжих очков, ее грудь подпрыгивала в декольте, как непослушный ребенок, которого хочется погладить по голове и уложить спать, но нельзя, нельзя трогать чужих детей.

Он прислушивался к звуку ее шагов, подолгу стоя на остановке, пропуская троллейбусы, поправляя на плече ремень сумки. Утреннее солнце поднималось выше, опиралось на его плечи и заглядывало куда-то вперед.
Высокая, темные волосы затянуты в хвост, она всегда проходила не глядя. Под черным маленьким пиджаком был только бюстгальтер и запах кожи. Он знал, он приходил к ней в прошлый четверг.
Теперь, стоя на остановке, он представлял, как она поднимается в офис, небрежно кладет на прохладный стол сумку, вынимает ногтями тонкую сигарету, щелкает и выпускает дым. Она босс, ей можно. Сидеть нога за ногу, лениво стряхивая пепел в блюдце со следами вчерашнего кофе.
После того, как ремонт офисной техники был закончен, он заправлял бумагу в принтер, большими стопками. Она смотрела на него сзади, потом затушила сигарету и подошла.
- Не так. Вот, смотрите.
Поправила локон волос за ухо, вытягивая лоток наружу. Он увидел только край ее груди, маленькой и загорелой, с большими сосками - так ему хотелось думать. Чьи-то губы касались их осторожно, настойчиво, втягивали в себя, причмокивая, долго и горячо, пока она не опускала ресницы, запрокинув голову назад. Кто-то тянул ее за волосы вниз. От этих мыслей ему хотелось задвигать лоток в принтер: вот так, вот так, до щелчка.
- Эта бумага не подходит. Принесите мне вон тот стул.
Забралась туда босиком, оставив туфли на полу, потянулась вверх, оголяя смуглый живот, а он смотрел прямо в него.
- Ой! Держите же меня.
В лотке для бумаги он нашел черные трусики, совсем крохотные, только треугольник и две веревочки. Спрятал незаметно в карман, это было еще до того, как пришлось ее удерживать за бедра на стуле, пока она достает новую стопку бумаги. Было ужасно неловко и приятно одновременно, он боялся, что кто-нибудь может войти и увидеть, как он смотрит в то место, где бугорок. Где кожа шепчет сквозь тонкие брюки: погладь меня, ты мне нужен. Сдерживая дыхание, чтобы она не заметила ничего такого, он думал о том, что случайные шаги в коридоре спугнули ее, когда чьи-то пальцы были уже внутри, а она стояла, прогнувшись в спине, и ерзала по чужой руке. Давала трогать соски. Но когда он приехал, никого не было, она сидела и курила.
В следующий раз он подойдет и все скажет ей. Скажет, что больше так не может, что хочет делать ей чай по утрам и заправлять-заправлять-заправлять бумагой ее принтер, пока смерть не разлучит их, и на этом месте ему становилось смешно. Давайте поженимся, скажет он. Это ужасно глупо, ответит она и кивком головы откинет волосы назад, как будто разговор закончен. Он думал об этом каждое утро, пока за его спиной проезжали машины, но машины не знали, что он ждет не троллейбуса. В машинах ехали люди и они тоже ничего не знали.
Когда она скрывалась из вида, он садился в троллейбус и ехал на работу.
Tags: эротика
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 186 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →