catcher in the rye (policeman) wrote,
catcher in the rye
policeman

конфеты из салатницы

В этом северном городке, куда она недавно переехала, снег выпадал очень рано, укрывал крыши белыми коврами, оставляя торчать только маленькие дымоходы. Зимой здесь всегда было красиво.

Алла Михайловна была строгой, толстой и некрасивой учительницей, и дети не любили ее. Не заходили колядовать на рождество, конфеты и пряники лежали сиротливо в большой стеклянной салатнице, но никто их не забирал. Она сидела на веранде, укутанная в плед, крутила пальцами по столу чайное блюдце и выглядывала в окно.
Однажды у Аллы Михайловны случился день рождения, она одела с утра нарядное платье, накинула пальто и пошла в школу. Хоть и было в этом платье прохладно, но одевать-то его и некуда больше было. Утром в учительской ее все поздравили, а дети подарили цветы и ей было очень приятно. И даже не из-за цветов, а из-за того, что ученики наконец перестали ее бояться. Под конец урока устала и присела на стул, да только почувствовала что-то влажное. Спохватилась, но было поздно: кто-то налил гуаши на обивку и платье теперь было все измазано гадким пятном. Расстроенная, ушла в учительскую за салфетками.
- Коротков, это ты сделал! – сказала Пилицина, когда учительница вышла.
- Почему это сразу я?
- Потому что она тебе двойку на прошлой неделе поставила, тебя отец налупил дома и теперь ты злишься из-за этого!
- А не твое это дело, Пилицина!
Через десять минут зашел директор.
- Кто это сделал? – спросил он строго.
- Это Коротков, но он не признается.
- Коротков, встань. Идем со мной.
Как только они ушли, все остальные тут же переполошились:
- Пилицина, ты предательница, мы тебе бойкот обьявим!
- Дура ты, Пилицина!
- Да правильно она сказала, зачем человеку в день рождения такое делать.
Тем временем Коротков и Алла Михайловна сидели в кабинете директора. Сам директор ходил вдоль огромного стола, сжав руки в кулаки, и разговаривал в воздух.
- Ты, Коротков, не в первый раз уже показал себя с худшей стороны. Если так дело пойдет и дальше, мы тебя в другую школу переведем.
- Это не я, - промычал он в нос.
- А кто? Говорят, что ты.
- Врет эта Пилицина. Ей лишь бы наябедничать.
- Наябедничать, Коротков, это когда тихонько прийти в мой кабинет и на ушко мне нашептать. Вот это наябедничать. А поступать так, как ты, это подло! Я бы за такое руки поотрывал!
И глядя исподлобья на его огромные руки, Коротков не сомневался, что так бы оно и произошло где-нибудь в семнадцатом веке.
- Но так как лично тебе руки отрывать не могу, я тебе другое наказание придумаю. Я твоего отца в школу вызову. - Мальчишка при этом втянул голову в плечи, - Я знаю, он человек строгий. Если узнает, что ты натворил, то хорошенько разьяснит, что такое хорошо, а что такое плохо.
- Вы простите его, это и вправду не он, - сказала вдруг Алла Михайловна.
- Как это не он? А кто?
- Да я сама наверное случайно разлила да и не заметила. Старость не радость.
Директор от удивления остановился и перестал ходить по кабинету.
- Коротков. Кхм. Ну-ка, выйди в коридор.
Подождал, пока тот выскользнет из кабинета, оперся руками в стол, склонился вперед.
– Алла Михайловна, зачем вы его выгораживаете? После того, что он сделал? – И опять заходил туда-сюда, поглядывая теперь на нее. – Не понимаю. Ладно, не хочу вам портить этот день. Ступайте.

Прошел почти год и случай этот забылся.
Как-то на масленицу возвращалась Алла Михайловна домой через площадь, где детвора каталась на замерзшем льду. Разгонялись и скользили по длинной темной полоске, с визгом пролетая сквозь снежинки. Темно уже было, только свет фонарей искрился в чистых сугробах. Алла Михайловна не заметила лед, укрытый снегом, ухнула на землю, взмахнув руками, перед глазами то вспышки, то темнота, дети вокруг смеются. Один мальчик подошел, помог подняться. Посмотрела на него.
- Здравствуй, Юра. Как поживаешь?
- Вы помните меня? – заулыбался он. – Я ж давно уже в другой школе учусь.
- А я всех помню, - улыбнулась в ответ Алла Михайловна.- Спасибо тебе.
И пошла дальше. Набежали дети, начали верещать и бросать ей вслед снежки. Комочки долетали и рассыпались о ее спину. Юра вдруг почувствовал себя неловко из-за того, что он играет вместе с ними. Как будто это он бросает в нее.
- Дураки вы! Перестаньте! Перестаньте!
А она шла медленно дальше, не оборачиваясь. И красиво было вокруг, по-праздничному. Зимой здесь всегда было красиво.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 150 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →